Основание города Мариуполь

09

Июль 2014

Основание города Мариуполь

; Коментировать

Вот уже более полувека не утихают споры о том, когда и кем был основан город Мариуполь, когда и какие греческие села были основаны переселенцами из Крыма, написано множество статей на эту тему. 

Однако лишь в некоторых публикациях делаются попытки изучить проблему и дать правильный ответ на поставленные вопросы. В большинстве же случаев статьи писались людьми, преследующими определенные конъюнктурные цели и не ратующими за установление истины.

Из анализа имеющейся литературы по основанию Мариуполя следует, что существуют три основных утверждения, так называемые версии. Последний термин чаще употребляется, хотя он в данном случае не совсем подходит, т. к. означает «предположение», тогда как речь идет именно об интерпретации известного факта. Ниже эти утверждения приведены в хронологическом порядке их возникновения и заключаются в следующем. Первое утверждение гласит, что Мариуполь основан в 1780 году переселившимися из Крыма греками, второе датирует основание города 1778 г. и приписывает это событие Азовскому губернатору В. А. Черткову, третье утверждает, что город основан гораздо раньше запорожскими казаками. Остальные, высказанные до сегодняшнего дня мнения, согласуются с первым и являются другими его интерпретациями. О них позже, а пока остановимся на указанных трех утверждениях.

Первое утверждение было высказано, можно сказать, почти сразу же после основания города. Неизвестный автор, описывая города и уезды Азовской губернии («Описание городов и уездов Азовской губернии» / Публ. Н. Мурзакевича, ЗООИД, 1904), еще в 1782 г. указал, что Мариуполь основан в 1780 г. В дальнейшем, подтвердив это, архиепископ Гавриил (в статье «Повествование о Новороссийском крае, из оригинальных источников почерпнутый», ЗООИД, 1953, т.3, с.79-129), а затем и епископ Феодосий (Макаревский) (в книге «Материалы для историко-статического описания Екатеринославской епархии», 1880, вып.1, с.323) на основе консисторских документов Славенской (Екатеринославской) епархии указали и дату основания города — 26 июля (8 августа по новому стилю) 1780 г. Эти высказывания полностью подтверждаются и приведенными в данной книге документами. Второе утверждение об основании города в 1778 г. в полном виде сформировалось лишь полвека тому назад в работах мариупольских авторов советского периода, противоречит приведенным документам и, можно сказать, является фальсификацией истории города и окрестных населенных пунктов. Третье утверждение, об основании города запорожскими казаками, созвучно с первым и отличается от первого различной трактовкой понятия «город» и продолжительности его существования.

Вначале остановимся на втором утверждении. Оно в робком виде было высказано еще Г. И. Тимошевским в книге «Мариуполь и его окрестности» (1892 г.). Используя мнение Феодосия (Макаревского) из его упомянутой книги, что В. А. Чертков намеревался в устье Кальмиуса строить город Павловск, Тимошевский безапелляционно заявил, что в 1778 г. в устье Кальмиуса город Павловск строился. Поэтому «Черткова громом поразила весть о предоставлении околичной земли вышедшим из Крыма в Россию на постоянное жительство православным грекам..., До переселения греков и основания Мариуполя в Павловске была церковь св.Николая и начата постройкою Марии-Магдалиновская... 3 декабря 1779 г. определен в нее (в Свято-Николаевскую церковь — комментарии С. К.) уже протоиерей Роман Кошевский и церковь названа соборною Павловскою» (см. указанную книгу, сс.69, 115). Как видно из дальнейшего, Тимошевский здесь многое напутал. А пока отметим, что при всем том основателем города Тимошевский все-таки считал митрополита Игнатия и поместил его портрет в начале книги, снабдив подписью «ИГНАТИЙ. Митрополит Готфийский и Кафийский. Основатель г.Мариуполя». Более того, в знак высокого почитания митрополита, будучи большим гуманистом и выдающимся деятелем культуры и просвещения, Тимошевский за деньги, вырученные от продажи указанной книги, учредил в Мариупольской мужской гимназии стипендию имени митрополита Игнатия. В 50-е годы XX века, преследуя характерные для того периода цели искажения исторических фактов, робкое заявление Тимошевского мариупольские авторы усилили своими домыслами и утвердили в обществе мнение, что в 1778 г. губернатор Чертков в устье Кальмиуса основал г.Павловск, который при поселении в нем греков был переименован в Мариуполь. Это в корне противоречит приведенным в данной книге документам. Как следует из работ этих авторов, с некоторыми из опубликованных в данной книге архивных документов они были знакомы, но их подлинное содержание скрывали и ссылались на то, что есть архивное подтверждение их утверждения. В полном виде это утверждение представлено в работах Р. И. Саенко, которая, по всей видимости, и является одним из главных авторов второго утверждения. В своих публикациях, особенно в брошюре «Из истории основания г. Мариуполя» (Мариуполь, 1997, 14 с.), она утверждает, что в московском архиве РГАДА впервые обнаружила документы (все обрастало таинственностью), которые полностью подтверждают ее доводы о начале строительства в 1778 г. в устье Кальмиуса города Павловска, переименованного на основании ордера Потемкина от 29 сентября 1779 г. в Мариуполь. Эти доводы в 1996-1997 г. были полностью опровергнуты в наших публикациях (см. КАЛО 1, КАЛО 2), положительно воспринятых учеными, краеведами. Так, в 2002 г. при обсуждении нашего доклада на конференции (см. книгу «Мариуполь: История и перспективы», Мариуполь, 2002, с.15-18), где присутствовали и сторонники второго утверждения, в т. ч. Р. И. Саенко, известный мариупольский краевед Л. Д. Яруцкий назвал их изыскания чистейшей фальсификацией истории края, а затем и опубликовал свое мнение в газете (Приазовский рабочий за 23 марта 2002 г.).

После всего этого Р. И. Саенко, наконец-то, указала те таинственные материалы (см. Саенко Р. И. Уездный город Павловск. Переселение крымских христиан в Приазовье. Город Мариуполь и греческие села в конце XVIII века // Мариуполь и его окрестности: взгляд из XXI века. — Мариуполь: Рената, 2006. — С.63-83), которые она в свое время «нашла в РГАДА». Они оказались теми, что обнародованы в указанных наших публикациях. Эти документы приведены и в данной книге. Это прежде всего карта Азовской губернии от сентября 1778 г., представленная в данной книге документом № 179, и итоги переписи населения губернии за январь 1779 г. (док. № 234). Но первопроходец «документального» утверждения существования в устье Кальмиуса г. Павловска на месте будущего Мариуполя, мягко говоря, «не разглядела», что, во-первых, Павловска как города по этим документам нет, во-вторых, строительство Павловска предполагалось не там, где возник город Мариуполь.

Действительно, что не было Павловска (с конца 1778 г. называемого Павлоградом), следует из переписки Черткова, представленной в хронологической последовательности документами №№ 96, 179, 234, 239, 274. По первому из этих документов, в начале августа 1778 г., обосновывая невозможность поселения христиан на обещанных перед выходом из Крыма землях («между Днепром, Самарою и Орелью»), Азовский губернатор Чертков предлагает другое место для поселения и о нем пишет: «за способнейшее признаю в Мариенпольском уезде (тогда такой уезд существовал, но это не Мариупольский уезд) по реке Волч[ь]ей, подавая бы к Бахмуту, или по правому берегу Кал[ь]чика и Калеца... до Азовского моря... и по берегу того моря между крепостью Петровскою и устием Кал[ь]миуса..., который и будет от крепости Петровской в тритцати, а от полагаемого уездного города Павловска в сорока верстах». Отсюда четко видно, что в августе 1778 г. города Павловска не было — он только предполагался к строительству. Как следует из док. № 239, Павловска нет и в конце февраля 1779 г. В этом документе Чертковым город снова назван «вновназначенным». Павловска нет и по итогам подробнейших переписей населения Азовской губернии от середины января (док. № 234) и конца апреля (док. № 274) 1779 г. В этих переписях при приведении данных для каждого города, даже маленького городка, как Маяки, Райгородок, указывается приставка «город», например, «В городе Екатеринославе», «В городе Торе». Города Павловска по этим переписям нет, а территория, где предполагалось строить город, и где начал строиться сторожевой пост (по док.№ 179 малоукрепленная крепость) названа «В городовой Павлоградской округе». Мог ли город Павловск появиться после этого времени до апреля 1780 г., т. е. до поселения в Приазовье греков. Конечно нет, так как в сентябре 1779 г. эта территория по ордеру Потемкина (док. № 307) была отдана для поселения греков: «Те земли... вышедшим из Крыма грекам для поселения и построения особо их города без изъятия отдать». Был официально создан Мариупольский греческий уезд (уезд для поселения греков), карта которого уже 2 октября 1779 г. была подписана Екатериной II.

Легко опровергаются и «доказательства» Р. И. Саенко, основанные на ее основном «козыре» — карте Азовской губернии от сентября 1778 г. Действительно, как видно из этой карты, в устье Кальчика (не Кальмиуса, как утверждает автор), изображен сторожевой пост (малоукрепленная крепость) Павловск (по-другому на карте обозначены города, например, Екатеринослав, Тор, а также крепости, например, Петровская, Захарьевская). Следовательно, во-первых, приведенный на карте Павловск не является ни городом, ни крепостью, во-вторых, он изображен в устье Кальчика, а не Кальмиуса, где был построен г. Мариуполь. Заметим, что, видимо, имея в виду этот Павловск, Потемкин в указанном выше ордере от 29 сентября 1779 г. предлагал построить город Мариуполь либо в устье Кальмиуса (где формировалась Кальмиусская слобода), либо в устье Кальчика (где предполагалось построить Павловск). Но, как известно, выбор греков пал на устье Кальмиуса, и, как следует из рапорта губернаторского товарища Гарсеванова губернатору Черткову от 19 августа 1780 г. (док. № 333), окрестности начального города Мариуполя находились в 300 саженях (640 м) от крепостной стены, т. е. от стены малоукрепленной крепости Павловск.

Фальсификаторам никак не помогут и ссылки на материалы по церквам. Да, действительно, до поселения в Приазовье греков Свято-Николаевская церковь существовала. Но, она, во-первых, была в Кальмиусской слободе, а не в Павловске, во-вторых, это была «простая деревянная хижина, с железным на верху крестом» (см. указанную выше статью Гавриила), и никак могла быть соборной. Более того, по утверждению Гавриила, во всей Павловской провинции были только две церкви — в крепостях Александровская (ныне Запорожье) и Петровская (ныне Новопетровка Бердянского р-на), в 1777 г. было создано Павловское духовное правление с центром в Александровске. Наконец, Марии-Магдалининская церковь начала строиться в «полагаемом к строительству» Павловске-Павлограде, но Мариуполь же был основан в устье Кальмиуса, там, где была Кальмиусская слобода, а не в устье Кальчика, где предполагалось построить город Павловск-Павлоград.

Заметим, что документальная история города Павловска весьма похожа на историю города Мариенполя, которого никогда не было. На картах сентября 1778 г. изображен Мариенпольский уезд, а по самому городу приведено только его название в устье Солоной (Каменки) (см., например, док. № 179), где ныне расположен г.Павлоград, т. е. на карте указано только место, где предполагалось строить город, а города нет. Это еще четче следует из документа от конца февраля (№ 239): «греческим купцам, мещанам и ремесленникам поселиться в полагаемом вновь уездном городе Мариенполе, и в том же уезде». По переписям от середины января (док. № 234) и конца апреля (док. № 274) 1779 г. опять же Мариенпольский уезд есть, а города Мариенполя нет, в нем никто не живет, а по всем другим населенным пунктам приводятся все требуемые данные. Это все по-чертковски. Возвращаясь к нашему, первому, утверждению основания города Мариуполя 26 июля (8 августа по новому стилю) 1780 г., отметим, что оно базируется на следующем. Во-первых, как следует из документов, город был основан там, где начала формироваться Кальмиусская слобода. Как видно из док. № 274, до учреждения Азовской губернии в 1775 г. здесь никто не проживал, более того, в док. № 234 она названа «вновь заселяемой государственной слободой», что по терминологии того периода (ср. с аналогичными терминами «вновназначенный» город, «новостроящийся город») означает новостроящуюся слободу. До учреждения Азовской губернии во всем Павлоградском (термин по состоянию административно-территориального деления 1778 г.) уезде проживали только временные «бездомные работники в заброде»). После учреждения губернии с 1776 г. стала строиться государственная слобода, заселяемая и иностранцами, которым на основании манифеста Екатерины II от 22 июля 1763 г. (док. № 5) создавались довольно хорошие условия проживания. Здесь заселились и «временно пребывающие запорожцы». К апрелю 1779 г. в слободе уже было 93 жителя, из них 77 «временно пребывающих запорожцев», 16 поляков. Заметим, что в это же время в окрестностях полагаемого к строительству Павловска (Павлограда) проживало 75 чел., из них 8 русских, 5 малороссов, 5 поляков и 57 «временно пребывающих запорожцев». Но эта территория не имеет отношения к начальной черте города Мариуполя, который был построен в устье Кальмиуса. До заселения в Мариупольском уезде греков жители этой местности, как и всего уезда, были переведены в окрестности планируемого к строительству Мариенполя на реке Каменке, где и возник город Павлоград. При поселении греков вся местность по правому берегу устья реки была разбита по плану 300 дворового населенного пункта с расчетом на 700 семей, и каждый из будущих жителей собственноручно выбырал свой участок вытягиванием из ящика номера участка (док. № 333). Следовательно, Мариуполь в одночасье возник как новый город. Причем город расположился в 300 саженях (640 м) от крепостной стены (док. № 333) строящейся крепости Павлограда. Греки в занятой ими местности основали 500 дворов, многие ввиду приближающейся зимы на своих участках построили землянки, кто побогаче, построил каменный дом, были сооружены первые казенные постройки. На этой территории оказались и 55 малороссийских домиков.

15 (28 по новому стилю) августа в городе было первое празднование (док. № 333) в связи с переселением греков в Приазовье и основанием города. В праздновании участвовал и полк Войска Донского. 13 сентября 1780 г. город посетил В. А. Чертков, и вот какую оценку он дал (док. № 355): «По прибытии моем 13-го сентября в новостроющийся греками город Мариуполь при устье реки Кал[ь]миуса нашел:... поселяющиеся там греки принялись ко обзаведению себя с желаемым усердием и заняли более пяти сот дворов, из коих в каждом разполагаясь по данному плану, в том месте, где быть погребу, не могши успеть построением домов, хотя потребной к тому лес из казны доставлен, поделали для прожития в зиму по землянке; некоторые же, кои позажиточнее, выстроили по их обычаю домы из плиты на глине, кои по осмотру моему оказались совершенно прочными и в построении безубыточными, потому что весь берег реки Кал[ь]миуса наполнен таким камнем, каковое строение зделал было себе и митрополит Игнатий, пристроя к деревянному прежде бывшему там домику, но до приезда моего туда 7-го сентября оный сгорел, однако те зделанные каменные стены, хотя и на глине и совершенно еще не высохли, не повредились, о чем и о претерпенном им, митрополитом, при том убытке особой рапорт препровождаю;... Казенных деревянных строений зделано четырнатцать домов и шесть торговых лавок с покойцами с возвратом за оные в казну чрез десять лет, да куплено у прежде живших там малороссиян пятьдесят пять домиков, кои все в ведомство Греческого суда отданы... По сим обстоятельствам и заключаю, что чрез два года как город Мариуполь, так и греческие селении могут притти в желаемое благосостояние». И как после слов самого Черткова, можно говорить о том, что он еще в 1778 г. начал строить город Павловск в устье Кальмиуса, переименованный затем в Мариуполь? Неужели сам Чертков не знал, что на месте Мариуполя существовал начатый им к строительству город Павловск и назвал Мариуполь «новостроящимся», а чуть раньше, в рапорте Потемкину от 5 сентября 1780 г. (док. № 342) он утверждал: «Итак, город Мариуполь построением домов благополучно начат». Ну, чудеса! Чертков не знает, что греками начато строительство нового города, а сегодняшние исследователи знают! Или не знает автор написанного в те же годы «Описания городов и уездов Азовской губернии», а сегодняшние исследователи знают! Третье утверждение об основании Мариуполя говорит о том, что гораздо раньше 1780 г. город в устье Кальмиуса был основан запорожскими казаками. Это утверждение ближе к истине, чем утверждение о существовании города Павловска на месте Мариуполя. Оно по крайней мере, правильно отражает местонахождение начального г.Мариуполя. В то же время и оно грешит истине, так как до поселения на этой территории греков, по сути дела постоянных населенных пунктов не было, они только начинали создаваться. Действительно, как следует из документов (см, док. №№ 440, 442, 444), на запорожских землях мало было населенных пунктов, а были в основном зимовники. На территории, ставшей в 1778 г. Павлоградским уездом, на части которого и был создан Мариупольский греческий уезд, населенных пунктов вообще не было. С 1776 г. здесь стали формироваться только две слободки, Кальмиусская и Белосарайская (см. док. № 274). В устье Кальмиуса, где позже был основан Мариуполя, стала строиться государственная (и никак не запорожская) слобода Кальмиусская. Как уже сказано, до учреждения губернии на всей территории Павлоградского уезда и этого, и других населенных пунктов не было, и во всем уезде проживали всего 382 чел., из них 374 муж., 8 жен. Жителями в основном были запорожцами, временными «бездомными работниками в заброде» (док. № 274). Да и о каких населенных пунктах могла идти речь, когда из 382 чел. женщин было всего 8.

Известно, что после роспуска Запорожской Сечи были предприняты большие усилия по созданию из их зимовников сел (см. док №№ 440, 442, 444), но эти усилия особым успехом не увенчались. Даже в 1779 г. в уезде из 591 жителя «бездомных работников в заброде» было 382, из которых 335 запорожцев, 47 лиц других национальностей.

Следовательно, хотя после учреждения Азовской губернии с 1776 г. стали создаваться государственные слободы Кальмиусская и Белосарайская, во всем уезде опять основную часть населения составляли «бездомные работники в заброде», а населения в строящихся гонаселенных пунктах было всего 210 чел. (149 муж., 61 жен.). А на месте будущего города Мариуполя была небольшая только что формирующаяся государственная слобода, где уже были построены первые дома (55 «малороссийских домиков», переданных грекам) и указанная выше Свято-Николаевская церковь. На этой территории греки сразу построили многолюдный город, имеющий 500 дворов с населением более 2700 человек (см. док. № 395). По меркам тех времен это довольно большой город. Действительно, в это же время (см. док. № 234) в г. Таганроге проживало всего 107 чел. (52 муж., 55 жен.), в Екатеринославе 336 чел. (207 муж., 129 жен.), в Торе 2429 чел. (1275 муж 1154 жен.), а в 1781 г. в Мариуполе было уже 2725 чел. (1425 муж., 1300 жен.). Это ли не большой город по меркам тех времен! Главное для города — это наличие в нем купцов, мещан и ремесленников. В Мариуполе все эти слои населения появились в момент основания города, когда греков по желанию записывали в купцы, мещане и цеховые. Другое дело то, что из-за того, что негрекам не разрешалось поселяться в городе, да и сельские греки не имели права свободно оставить свои селения и поселяться в других местах, в том числе и в Мариуполе, город до конца 50-х годов XIX в. численно не рос. Он стал усиленно укрупняться после отмены в 1859 г. запрета поселения в городе других жителей, включая негреков, а также сельских греков уезда.

Если же утверждать, что до Кальмиусской слободы в устье реки был другой населенный пункт, так можно и дальше идти: на этом удобном месте и раньше располагались поселения, в частности, древний греческий город Кремни. Но это вопросы другого характера. Говоря же об основании современного города Мариуполя, мы должны придерживаться времени становления современного города, которое произошло в одночасье, 8 августа (26 июля по старому стилю) 1780 г., когда появился населенный пункт со всеми атрибутами города, купцами, мещанами, ремесленниками.

Остальные «версии» об основании города Мариуполя согласуются с нашим, первым, утверждением и связаны с различными трактовками даты основания и статуса населенного пункта как города. Авторы этих «версий» датой основания города считают дату ордера Потемкина от 29 сентября 1779 г. или дату подписания Екатериной II карты Мариупольского уезда. Но ордер и карта определили место создания Мариупольского уезда, а не города Мариуполя. Греки заселяли этот уезд с апреля 1780 г. Юридической датой основания уезда, конечно, является 2 октября 1779 г., когда документ (карта) был подписан императрицей. Но место Мариуполя в тех документах указано приблизительно: в устье Кальмиуса, где ранее была слобода Кальмиусская, или в устье Калеца (читай сегодня — Кальчика), где начиналось строительство Павловска. Греки выбрали устье Кальмиуса, а крепостные стены Павловска были далеки от места основания города Мариуполя.

Итак, город Мариуполь был основан 8 августа (26 июля по старому стилю) 1780 года переселившимися из Крыма в Россию православными греками. Он основан на месте, где ранее располагался древнегреческий город Кремни, затем было запорожское поселение, в частности, Кальмиусская слобода. Город Павловск предполагалось построить в устье Кальчика. Эта территория в настоящее время также находится в пределах города Мариуполя, но это ни о чем не говорит, в начальную черту города эта территория не входила.

Споры идут и по основанию первых греческих сел. Ответы на этот вопрос можно дать еще точнее, чем на вопросы по основанию Мариуполя. Из многочисленных документов (см. например, док. № 337 от 27 августа 1780 г.), четко видно, что в апреле 1779 г. греки поселились вдоль Мокрых Ялов и Волчьей и основали села Керменчик (ныне Старомлиновка), Большой Янисоль (ныне Великая Новоселка), Камара (ныне Комар), Богатырь, Чемрек (или Чембрек), Константинополь, Улаклы. Причем, как следует из док. № 337, Керменчик располагался на левом берегу Мокрых Ялов и только весной 1781 г. был переведен на правый берег (ныне располагается по обе стороны реки), село Камара располагалось по правой стороне устья Мокрых Ялов, а в 1781 г. было перенесено на современное месторасположение выше по реке Мокрые Ялы. Остальные села расположились так: Константинополь — по левой стороне Сухих Ялов, Чемрек на речке Волчьей по правой стороне Сухих Ялов, напротив Константинополя, Улаклы по левой стороне реки Волчьей при балке Осыковатой. В 1782 г. жители села Чемрек переселились в окрестности Малого Янисоля и создали с ним одно единое село Малый Янисоль.

В апреле 1780 г. после выхода указа по Азовской губернии о заселении Мариупольского уезда были основаны села Бешево (по правой стороне Кальмиуса пониже устья речки Береснеговатой), Каракуба (по правой стороне Кальмиуса и левой стороне устья речки Волновахи), Стыла (по левой стороне речки Мокрой Волновахи), Ласпа (по правой стороне Кальмиуса, между речками Волноваха и Дубовая), Георгиевка (ныне Староигнатьевка, в вершине речки Дубовой Балки по правой стороне), Карань (по правой стороне Кальмиуса и левой стороне устья Столовой Балки), Чермалык (по правой стороне Кальмиуса, повыше Вербовой Балки), Сартана (по правой стороне Кальмиусе), Ялта (на берегу Азовского моря по правой стороне устья речки Белосарайки), Мангуш (при вершине речки Белосарайки), Урзуф (на берегу Азовского моря по левой стороне устья речки Зеленой), Старый Крым (по правой стороне речки Калец и по левой стороне Водяной Балки), Чердакли (по левой стороне речки Калец), Малая Янисала (по левой стороне речки Калец).

http://www.greeks.ua/languages/rus/fgou/history/mariypol.php

Опубликовано в История

Оставить комментарий